Револьвер и крылья.

— Ну и натворил ты дел,- Вадим обтер мне лоб холодным полотенцем, — кое-как успел. Еще немного и дракон бы отправился ужинать в город.

Меня знобило. Все тело горело, кожа между лопатками чесалась так сильно, что хотелось просто содрать кожу.

— Чешется, спина чешется,- вместо звуков у меня получился чуть слышный полушепот.

— Ничего, потерпишь. Это ж надо додуматься пойти на таран. Что не стрелял то, у тебя ж ракеты были.

— Не знаю, не успел бы, — в голове гудело и жутко хотелось пить,- дай воды, — попросил я Вадима.

— На, пей,- он поднес к моим губам фляжку. Горло обожгло и внутри стало расползаться тепло.

— Коньяк, 5 лет выдержки,- пояснил Вадим.

— Мне б воды.

Страж засмеялся и принес мне графин с кристально чистой жидкостью. Я выпил все залпом. Тело не переставало гореть.

— Пару дней тебя полихорадит, потом отпустит.

— Я умер? — К твоему сожалению — да. Откуда взялся этот дракон?

— Я был на той стороне. Когда возвращался, он прилетел за мной. Вадим удивился.

— Как ты смог туда попасть? Это же нереально.

— Реально, я пролетел сквозь туман на огни второго маяка.

— Получается, ты сам слетал за своей смертью, ну да ничего теперь не изменишь. Спи пока. Завтра станет легче.

— Я привез оттуда журнал, он был в кабине. Там все написано. Про границу. Стражей. Драконов.

— К сожалению все сгорело. От самолета только обугленное железо осталось.

— А дракон?

— Он мертв. Я его убил. Никто, слава богу, его не видел, все в городе думают, что это просто ты разбился.

— Похороны будут?

— Нет, я позвонил и сказал, что ты жив, и все такое. Побудешь у меня, потом вернешься в город. Спи, завтра поговорим.

Проспал я двое суток. Резкая боль в спине подняла меня на ноги. Все тело горело.

— Вадим, — позвал я.

Никто не ответил. Мне не хватало воздуха и я, шатаясь, вышел на улице. На мне были только синие джинсы. Шел снег. Мягкий, белый и пушистый, он садился на кожу и тут же таял. Холода я не чувствовал. Боль не унималась. Мне казалось, что кто-то внутри сверлит мне кости. Я пошел, босиком, по снегу в сторону плато.

«Сброшусь к чертям,- думал я, — все равно это сон. Проснусь, и все будет, как раньше. Я, Алиса, небо, самолеты». Добравшись до места, я подошел к краю. Бесконечная бездна внизу тянула меня к себе. «Если прыгнуть и расправить руки, можно превратиться в птицу. Тогда ничего не будет. Будет только бездна и я – птица». Повернувшись спиной к обрыву, я шагнул назад. Но не упал. Мое запястье с силой сжали и меня выдернули обратно, бросив на снег.

— Совсем спятил? – передо мной стоял Вадим. Я начал смеяться. Как же все одинаково похоже. Только в этот раз я не хотел спасаться, я хотел проснуться.

— На, пей, — он протянул мне железную фляжку, — сейчас тебе будет совсем плохо.

И вправду, мое сознание помутнело от волны накатившей боли. Вадим взял меня за руки.

— Держись.

Я ничего не мог понять. Что это? От чего? Зачем? Мне казалось, это уже никогда не кончится. Лучше и вправду сброситься, туда, в бездну. Я попытался вырваться, но Вадим крепко держал меня за руки.

— Успокойся! , — он ударил меня по лицу, — лучше кричи.

И я закричал. В эту же секунду, кожа на спине между лопаток треснула, капли крови окрасили белый снег, и у меня за спиной выросли два огромных черных крыла.

— Ну вот и все, все! Слышишь. Все кончилось! – Вадим пытался привести меня в сознание, — Ты меня слышишь? Гай!!!!

— Да, — еле смог я выдавить из себя, — что это такое?

— Крылья, что же еще. Думаешь, Стражи охотятся на драконов, бегая за ними по земле?

Знал. Значит, он все знал. И про драконов и про ту сторону. Заранее, видимо, не хотел говорить. Крылья были тяжелые, а мозг упорно не хотел воспринимать их, как часть моего тела. Словно они были парализованы.

— Со временем привыкнешь, — Вадим отпустил меня, на запястьях отчетливо проступили синяки от его пальцев,- постарайся сложить их, а то не дойдешь обратно.

Я напряг все свои мышцы, попытался сосредоточиться на действии, но ничего не вышло, мое сознание плыло и не понимало, что значит «сложить крылья». Я попробовал еще пару раз. Результат остался нулевой.

— Не выходит, я их не чувствую.

— Расслабься.

Расслабиться не получалось. Пару минут я не думал ни о чем. Просто смотрел вперед. Снег усилился и кружил все быстрее.

— Пошли, — Вадим протянул мне руку, — нежелательно, чтоб тебя в таком виде, кто-нибудь заметил. Сожгут на костре.

С его помощью я поднялся. И вдруг, как водопад, ко мне пришло ощущение крыла. Сначала одного, потом другого. Я замер, прислушиваясь к своим новым чувствам. Тяжелые, сильные. Я поднял вверх и расправил сначала одно, потом другое крыло. Воздух сопротивляется, но я сильнее. Махнул пару раз и оторвался от земли. Я могу летать без самолета. Я же птица.

— Гай! Нельзя, тебя заметят. Потом полетаешь,

— Вадим улыбался. Я опустился на землю и сложил крылья. Они легли на удивление ровно по спине. Под одеждой их совсем не будет видно.

— У тебя тоже есть крылья? — Были. Но, когда ты разбился, они исчезли, только шрамы остались. Я же теперь человек.

Мы шли обратно к маяку. Да, он теперь человек. А я теперь Страж, и мне век охранять эту сторону от драконов. Целый век сидеть на этом маяке.

— Что будешь делать?

— Не знаю. Поеду, наверное, путешествовать. Денег я много накопил. Стражам хорошо платят. Могу теперь до конца жизни не работать. – Вадим рассмеялся,

— Благо, жизнь у меня теперь короткая.

В камине горел огонь. Пахло малиновым чаем. В углу стоял рюкзак. Вадим уже собрался.

— Еще пару дней побуду с тобой, потом уеду. В городе уже предупреждены, что ты теперь хранитель маяка. Так что лишних вопросов не будет. Все, что здесь есть, оставляю тебе. Живи. Дальше окрестностей уйти не сможешь все равно. Вот держи еще.- бывший Страж протянул мне карманные часы, старинный револьвер и коробочку,- Часы отмеряют твой срок. Они показывают не время, а дни. Когда станешь опять человеком, они начнут отсчитывать последний год.

Вадим достал из кармана такие же часы, открыл их и задумчиво посмотрел. Его время теперь убегало очень быстро, в отличие от моего.

— В коробке пули от драконов. Когда закончатся, позвонишь по номеру, который написан сбоку, тебе привезут еще. Наверху датчики. Когда горят зеленым – все спокойно. Если начинает мигать красный огонек, значит, окно в тумане открылось. В такие дни, нужно внимательно смотреть на радар, он особый, показывает только драконов. Если кто-то прорвется, нужно немедленно идти на охоту.

— А что делать с окнами? — Окна закрывают маги. О них тебе не нужно беспокоиться.

— Маги, значит, — я даже не удивился. Удивляться, в принципе, было уже нечему. В дверь постучали. Я быстро встал и надел футболку. Странно, откуда тут взялись мои вещи. Хотя, после всего случившегося, это уже не очень-то и странно.

— Гай!, — в комнату вбежала Алиса,- Гай, с тобой все в порядке??? Она обнимала меня так сильно, словно боялась, что я сейчас пропаду. В глазах стояли слезы.

— Я уезжала с отцом. Только сейчас вернулась. Мне сказали, что ты разбился, но все в порядке, и ты на маяке. Я сразу же побежала сюда.

— Все хорошо, милая. Я катапультировался, Вадим меня вовремя нашел. Я просто спал здесь, не хотел в город. Прости, что не позвонил.

— Ну, на самом деле его лихорадило все эти дни, я уж думал вызывать врача, — слукавил Вадим.

Я снял с нее куртку, она дрожала, то ли от холода, то ли от свалившихся на нее новостей обо мне. Мы сидели втроем на ковре возле камина. Алиса расспрашивала Вадима о катастрофе, случившейся со мной. А я все думал, как же я теперь буду с ней. Рассказать ей все и этой правдой привязать к себе. Упаси боже от жалости. А может, она испугается и отвернется. Я ведь теперь не человек. Сложно такое принять. Я абсолютно запутался в себе и своих мыслях. С одной стороны я не мог представить, как это будет — потерять еще и ее. А с другой, мне не хотелось ломать ей жизнь навязанной связью со мной.

— Гай,- меня гладили по волосам, — Гай, ты видел, что ты поседел наполовину? — Ничего, отрастут волосы,- я лег и положил голову ей на колени, — все уже хорошо, только не уходи.

Алиса рассмеялась. — Куда я уйду. Ночь на улице.