Карай

Эта история случилась со мной несколько лет назад. Меня зовут Гай. Я молодой, недавно закончивший военное авиационное училище летчик, полный стремлений и надежд, прибыл в небольшой, пограничный город.

Город назывался Карай, что на местном диалекте означало край или крайний. Расположен он был на берегу Китовой бухты. Свое название она получила неспроста. Два раза в год черные киты, совершавшие свою миграцию из Туманного моря в Радужный океан, заходили в эту бухту ровно на один вечер. Время моего приезда как раз совпало с этим днем.

По улицам тут и там сновали возбужденные горожане. Дети с радостными визгами и огромными охапками разноцветных шаров то и дело пробегали мимо меня в сторону пристани. Все готовились к празднику. Встречать и провожать китов, здесь было давней традицией.Я, бросив вещи в свою новую квартиру, тоже отправился туда.

Еще на втором курсе летного училища, я решил, что когда закончу учебу, обязательно уеду в Карай. Выбирал я конечно долго, даже, можно сказать, придирчиво. В отличие от моих однокурсников, желавших поступить в основные вооруженные силы поближе к столице, мне хотелось к морю.  Я точно знал с самого детства – без него мне не прожить. А когда ты никогда не был на море, но море всегда было в тебе, ты становишься не таким, каким кажешься снаружи, а совсем другим — наполовину морским, наполовину ветреным. Встаешь утром, и думаешь: «Сегодня штиль», или «Наверное, будет шторм».

Карай подходил мне больше всего. Небольшой гарнизон пограничного типа, море рядом. «Вечная ранняя осень», как говорил один мой знакомый, проживший здесь пару лет в детстве. Если все время идти прямо по главной улице, засаженной небольшими кустарниками и клумбами с голубыми цветами, можно прийти в порт. Расположение и названия всевозможных улочек и переулков я выучил за оставшееся время своего обучения и теперь абсолютно свободно ориентировался на местности, как будто я не только что приехал, а жил тут с самого своего рождения. Архитектура города представляла собой  небольшие двухэтажные дома, построенные из желтого кирпича. Низкорослые деревья плотно окружали все постройки, и, когда листва на них начинала желтеть, здания просто растворялись между ними. С приходом сумерек начинало казаться, что этих домов на улицах вообще нет. Практически город – призрак. Идеальное место, чтобы прожить в нем мою жизнь.

Не торопясь, я приближался к порту. Иногда, местные жители, на секунду отвлекались от своих хлопот и задерживали свой взгляд на мне. Все-таки, незнакомый молодой человек в летной форме явление для этого места редкое, даже из ряда вон выходящее.

Время шло к вечеру, до появления китов оставалось всего — лишь пару часов. С бухты были выведены все корабли. На пристани практически не осталось свободного места. Все находящиеся здесь кафе и бары, были заполнены людьми. Дети, пожилые, взрослые, молодежь — все жители города были сейчас в этом месте. Среди этой разношерстной толпы мелькали мальчишки, лет по 12-15. Они предлагали всем купить сувениры.

— Дядя летчик! — один из них неожиданно оказался возле меня, — Не желаете приобрести сувенир себе и своей девушки???

— У меня еще нет девушки, — ответил я и начал перебирать всевозможных китов, предложенных мне в коробке. В основном, киты были сделаны из местной гальки розового и бирюзового цвета. Мне понравился один, бирюзовый с небольшим вкраплением черного цвета. Когда я уже собирался расплатиться с мальчишкой, что-то заставило меня обернуться.

И я увидел ее.

Она стояла сзади меня и улыбалась. Видимо, это к ней относилась фраза «себе и своей девушке». Рыжие волосы, стриженные до плеча. Косая челка набок. Глаза цвета поблекшей травы, не то желтые, не то болотные. С первого раза и не понять. Я быстро отвернулся, выбрал еще одного светло-розового китенка, расплатился и хотел уже познакомиться, но вдруг вокруг наступила абсолютная тишина.

Раньше я никогда не видел китов. Они были похожи на большие черные подводные корабли, медленно заходящие в бухту. Киты пели. Да, именно пели. Мелодичные, протяжные горловые звуки поднимались над водой. Иногда они напоминали мурчание кота, иногда свист ветра, иногда, что-то такое, что просто не поддается описанию нашим языком. Я был поражен, хотя, точнее сказать, заворожен этим зрелищем. Один за другим, они медленно проплывали мимо скал, маяка, пристани. Некоторые подходили так близко, что казалось – вытяни руку и можно будет дотронуться до их гладких спин кончиками пальцев. Все люди, находившиеся сейчас здесь, были погружены в молчание.

Интересно, о чем они думают?

Все происходящее вокруг было настолько нереальным, что я практически перестал дышать. А киты все продолжали заходить в бухту, проплывать по ней и уходить обратно в море, а потом в океан.

Время словно остановилось.

Остановилось во мне.

Однажды, оно так уже замирало. Была весна. Я и еще пара ребят с нашего курса отправились в горы на выходные. Электричка привезла нас на самую последнюю остановку. Дальше по заброшенным рельсам мы отправились в карьер. Раньше в нем добывали гранит, но вот уже пару лет как работа в нем остановилась. Глубина карьера составляла около 10 метров. В самом низу стоял проржавевший кран и небольшой трактор на гусеницах, тоже изъеденный ржавчиной.

С одной стороны уступа были пробиты родниковые жилы. Холодная, кристально чистая вода била из них, напоминая маленькие водопады. Разбив небольшой лагерь, каждый из нас занялся своим делом. Мне выпало идти за ветками для костра. Я углубился в лес и набрал хвороста. Начинало смеркаться, тени пропадали и все вокруг, постепенно, теряло свои очертания. Мне показалось, что невдалеке я увидел фигуру человека. Подумав, что это кто-то из моих товарищей, я пошел туда, чтоб посмотреть, что он там делает, и не нужна ли помощь. Но там никого не оказалось, только заросли невысокого кустарника.

Может быть, за ними?

Я сделал еще пару шагов вперед. То, что там был обрыв, я, конечно же, не подозревал. Соскальзывая вниз я успел зацепиться  за выступ горы, опоры под ногами не оказалось.  Да глупо будет вот так сейчас погибнуть. Я попытался еще раз подтянуться, но мои пальцы начали соскальзывать. Как же так, у меня было столько планов на жизнь, а тут такая западня. Как же все мои мечты о небе, Карае, о ней? Да, последние пару лет, к моим мечтам о небе добавилась еще одна мечта о ней.

Кто она, где — я точно не знал, но точно знал, что она существует – нежная, огненная, такая, которая всегда будет рядом со мной. Я точно знал, что найду ее и сразу узнаю, потому что мы будем не просто любить друг — друга, мы будем одной деталькой в конструкторе нашего мира. Рука онемела, ну вот, похоже и все, время замерло внутри меня, я посмотрел в небо и разжал пальцы. В эту же секунду меня поймали за запястье. Значит, все же кто-то здесь есть.

— Падаешь? – раздался незнакомый голос.
— Как видите, — выдавил я из себя.
— Я могу тебя вытащить, но у меня есть одно условие.
— Условие? – денег, что ли запросит.
— Ну да, условие, — в незнакомом голосе проскальзывали нотки сарказма и веселья.

— Я согласен, — не дождавшись предложения, ответил я.

Не в моем положении было торговаться, и рука уже достаточно затекла, чтобы продолжать разговор в таком положении. Меня вытащили одним рывком. Я сел на землю и начал растирать руку. Передо мной стоял высокий мужчина, лет 40, темноволосый. Одет он был немного странно, в черные джинсы, ботинки с острым носом, такую же черную кофту и плащ с капюшоном, то же черный. Ролевик что — ли? Мужчина улыбался.

— Приятно познакомиться. Вадим.
— Гай, — напряженно ответил я, — ну так, что там за условие?
— Придет время, узнаешь. Ты же все равно уже согласился.
— Почку у меня вырежете? — все больше раздражался я.
— Ну, почти. Сейчас это не очень важно.

Вадим сделал поклон, театрально укрываясь своим плащом:
— До встречи, мой юный друг. Не ходи больше по лесу в темноте.

После этого он развернулся и скрылся с глаз долой. Я же отправился в сторону лагеря, собирая по пути новые ветки. Рассказывать о том, что произошло, у меня не было никакого желания, и я промолчал. Только стоял потом минут двадцать под маленьким обжигающим водопадом, смывая с себя пот и дурные мысли.

Время во мне снова набирало ход. Когда я очнулся, солнце уже почти опустилось за горизонт. Странно, что именно сейчас я вспомнил этот случай. Тут и там начали загораться огни. Дети спускали на воду бумажные фонарики со свечой внутри, и они расплывались по всей бухте. Последний черный кит давно уже уплыл, а я все так же почти не дышал.

Сделав глубокий вдох, я обернулся назад. Конечно же, девушки сзади уже не было, слишком долго я был погружен в себя и свои мысли. Начинался праздник. Уличные музыканты и танцоры созывали зрителей на своё выступление. Торговцы тоже оживились и вовсю предлагали горячее вино и фрукты прохожим. Я пошел в сторону дома. Сейчас мне не хотелось шума и веселья. Мне хотелось сохранить тишину внутри себя еще ненадолго. Добравшись до квартиры, я упал на кровать, закрыл глаза и моментально уснул.